ХLegio 2.0 / Армии древности / Войны Средних Веков / Русско-ливонская война 1240-1242 годов / Приложения

Приложения


Д. Шкрабо

ПРИЛОЖЕНИЕ А. Восстание на Сааремаа в 1236-1241 гг.

 

В начале 1227 г. эстонская островная провинция Сааремаа (немецкий Эзель) была покорена огромной ливонской армией, которая, по Генриху Латвийскому, насчитывала 20 тысяч немцев, ливов, латгалов и континентальных эстов. После окончательного формирования эзельского епископства острова в 1235 г. оказались поделенными между меченосцами, епископом и городом Ригой.

Вскоре сааремаасцы восстали. По Герману Вартбергу, они перебили христиан и духовенство, епископ Генрих еле спасся. Магистр Андреас фон Вельвен их затем подчинил, дал права и вольности, позднее утвержденные эзельским епископом. Время начала восстания определяется из буллы папы Григория IX от 19 февраля 1236 г. с призывом к походу против земгалов, куршей и эстов 1.

Сохранился латинский текст мирного договора 1241 г., заключенного в отсутствие епископа Германа. Уточнить дату можно из косвенных соображений. 13 апреля 1241 г. Герман еще был в Ливонии, а в августе он уже находился в Германии. Во-первых, отметим, что в Ливонии широко использовался благовещенский календарный стиль, при котором Новый Год начинался с 25 марта. Он применялся в хронике Генриха Латвийского и документах. Например, договор с куршами от 17 января 1231 г. по современному календарю в латинском тексте датирован шестнадцатыми февральскими календами (17 января) 1230 года. Трудно представить, что островитяне подчинились без угрозы вторжения. На подготовку экспедиции указывает пребывание магистра на западном побережье Эстонии. Опыт других походов показывает, что немцы не любили предпринимать дорогостоящие морские экспедиции против Сааремаа. Они предпочитали перебрасывать крупные армии зимой по льду проливов. Так делалось в начале 1227 г. и в начале 1261 г. Концентрация войск, испугавшая островитян, таким образом, должна относиться к зиме 1241/42 г., возможно, к декабрю 1241 г. или январю 1242 г.

Ниже договор приводится в переводе Пашуто  2.

 

"Во имя господа нашего Иисуса Христа, аминь.

В лето по воплощении господнем 1241, когда досточтимый господин Г[енрих], епископ Эзеля и Поморья (Osilia et Maritima), направившись по своим собственным неотложным делам к апостольскому наместнику, полностью и всепреданно вверил дела епископата своего магистру и братьям дома Тевтонского в Ливонии, произошло то, что вкратце изложено ниже.

Я, брат Андреас фон Вельвен, в те дни магистр дома братьев Тевтонских в Ливонии, когда был в Поморье, отступники эзельцы (Osiliani), кои к христианам чрезвычайно враждебны и приносят им много вреда на море, в приморских землях и прибрежных островах, определением милости божьей, прислали своих послов попытки ради заключить в Поморье договор.

И вот, после множества указаний и возражений как с той, так и с другой стороны названные ранее отступники сошлись, наконец, полностью и окончательно на том, что если бы церковь записанное установление соизволила без каких бы то ни было насильственных изменений принять от них навечно, то они выразили бы желание преданной душой и по явной охоте вновь вступить в единение с католической верой, от коей они по дьявольскому наущению отпали.

Установление же было таково:

[1.] По чиншу (census) половину меры муки тонкого помола, что в просторечье именуется "пунт", они обещают давать с каждой сохи и сносить в грузовое судно, каковым епископ их или рижский магистр распоряжаются сообразно своим расходам.

[2.] Если же они не в состоянии иметь грузовое судно, то корабельщики и правители собирают [чинш] на самой земле, каковой затем везут от этих эзельцев в Ригу или Поморье.

[3.] В светском суде они выговаривают себе судью, который судит от [имени] совета старейшин земли то, что подлежит суду раз в году, именно в то время, когда взимается чинш.

[4.] За убийство мальчика платят пеню, три озеринга, а также сама мать в девять воскресных дней (dies domenica), обнаженная, терпит на кладбище бичевание.

[5.] Также если кто по языческому обычаю принес жертву и кто способствовал ее принесению, и тот и другой дает половину марки серебра; а тот кто так принес жертву, три воскресных дня, обнаженный, сносит на кладбище побои.

[6.] Если кто в пост ест мясо, платит половину марки серебра.

[7.] Если случилось человекоубийство между своими или людьми другой земли, [виновный] вносит выкуп десятью марками серебра.

[8.] Приходским клирикам и церквам дают необходимое, каковое обычно давали до отпадения, вместе с возмещением всего отнятого;

а посему я полагаю, что упомянутые эзельцы к верным, находящимся среди них, были мало благосклонны, что весьма препятствовало продвижению и приращению веры в пределах Ливонии.

Я, упомянутый брат А[ндреас], магистр рижский (magister Rigerensis), по совету братьев моих и клириков, вассалов от Поморья и множества других верных, тевтонов и эстонцев, по настоятельной необходимости и в убеждении высочайшей пользы упомянутое постановление, без ущерба для права диоцезы епископа во всем, принял, навечно скрепив настоящую грамоту, сверх утверждения и упрочения [ее] соборным капитулом упомянутых [лиц], прикреплением нашей печати.

Свидетелями были: господин Николай, который нес тогда епископскую службу [в Риге]; Вальтер, священник, комтур (commendator) в Поморье, тогда называемый Робертом; брат Фридерик Стульт, брат Генрих Стульт, маршалк (marscalcus); брат Ио[анн], камерарий (camerarius), и многие другие братья дома Тевтонского; Синдерамм, брат ордена доминиканцев; Конрад, Дидрих, братья ордена францисканцев. Вассалы церкви Иоанн из Бардевика, Гейденрих из Бевесховете, Генрих из Брахеля. Герберт, брат епископа Иоанн из Хуксарии, Дидрих из Паллеле, Дид[рих] Эззеке, старейшины из эстонского Поморья и другие, весьма многие."

 

ПРИЛОЖЕНИЕ Б. Война на юге Чудского озера в 1458-1463 годах

 

Вооруженные столкновения начались в кон.1450-х годов из-за споров между подданными Дерптского епископа и псковичами за сенокосы и рыбные места. Эти споры восходят по крайней мере к 1369 году. Описания этих стычек в псковских летописях в сочетании с данными геологических разведок дают представление о географии области на стыке Теплого и Чудского озер в 15 веке 3. За 200 лет климат стал холоднее, а береговая линия могла измениться. Тем не менее, с некоторыми оговорками этот материал можно привлечь для описания ситуации 13 века.

Осенью 1458 г. князь Александр Чарторыйский с псковскими посадниками и псковичами поехал на обидные (спорные) места на Озолице и Желачке (Жолочке, Жолчи), велел косить здесь сено и ловить рыбу, поставил церковь св. Михаила и повесил попавшихся эстонцев. Под Озолицей подразумевается единый остров, существовавший некогда на месте современных островков Лежница и Станок. Он занимал значительно большую площадь, чем современные островки. На его северном берегу было селение Корняки. Еще в 1950-х местные русские называли Лежницу Озолицей. Желачкой русские называли южную, ныне затопленную часть о.Пириссар. Пролив между самим островом и эстонским берегом тогда был намного уже, чем современный. Возможно, его вообще не было. Церковь предположительно отождествляется с руинами на дне озера в 300-400 м на север от современного о.Лежница.

В начале 1459 г., перед Великим постом, немцы сожгли церковь св.Михаила и 9 русских. Псковичи на лодках прибыли на Озолицу, затем совершили набег на немецкую землю. В ответ последовал набег немцев на р.Нарва. В следующем году псковские представители отправилось для переговоров на Озолицу и Желачку. Немцы не пришли. Псковичи восприняли это как доказательство своей правоты. Псковичи предприняли еще один набег. Затем последовали переговоры Новгорода и Пскова с представителями архиепископа Риги, епископа Дерпта и другими. По миру 1461 г., каждая сторона обязалась ловить рыбу на своем берегу. В 1462 г. псковичи основали Новый городок или Кобылье на месте современного Кобыльего городища, к югу от устья р.Желча. Само Кобылье впервые упоминается в 1406 году. Новую церковь св.Михаила построили внутри укрепления.

 

Рис. 12. Военные действия в марте 1463 года

 

21 марта 1463 года немцы с пушками пересекли Чудское озеро по льду и осадили крепость. Спешно набранный отряд псковичей, возглавляемый двумя посадниками, двинулся на помощь осажденным. Немцы ушли при его приближении. 27 марта они снова появились на восточном берегу озера, сожгли к северу от Нового городка два больших исада (пристани, места высадки), Островцы и Подолешье, и пошли по льду в свою землю. Отряд из Кобылья не решился их атаковать. Подкрепления из Пскова опоздали. После совещания в Новом городке посадники и псковичи решили идти к Вороньему Камню. Когда весь псковский отряд выехал на озеро, ему встретился эстонец (чудин) из зарубежья. Он за обещанную награду сообщил, что немцы хотят напасть на о.Колпино на северо-западе Псковского озера. Псковичи вернулись назад и в ту же ночь двинулись к Колпино. Утром 31 марта (в 1 час, по Псковской 3 летописи) они атаковали и обратили в бегство немцев, уже грабивших остров. Дальнейшие рейды псковских охочих людей, вмешательство Москвы и неудачная осада московскими войсками Нейгаузена происходили за пределами интересующего нас региона. При посредничестве магистра Ливонского ордена (местер ризский летописей) в 1464 г. был заключен мир с Дерптом на 9 лет. Спорные места на Желачке остались за Псковом.

Из вышеприведенного вытекает, что Вороний Камень расположен на озере недалеко от устья Желчи. Неизвестно, в каком часу вечера псковичи выступили на юг, но вряд ли их переход до Колпино продолжался более 10-12 часов. Этим условиям вполне удовлетворяет современный о.Вороний в Желческом заливе. По данным геологической разведки и преданиям он раньше составлял единый остров с о.Городец. По прямой отсюда до Колпино меньше 30 км. Это расстояние дневного (ночного) перехода. Высокий холм из бурого песчаника на северо-западном мысу о.Вороний представляет собой последний заметный ориентир по пути к эстонскому берегу, едва заметная полоска которого видна на западе, на горизонте. На современном дне озера близ о.Вороний водолазы в 1950-х гг. обнаружили остатки древнего укрепления. В центральной части южного побережья о.Городец раскопано славянское поселение с керамикой 12-13 вв. и, возможно, 14 века.

Интересно отметить, что псковичи не пошли от Вороньего Камня сразу на юг по льду, но вернулись на берег и сначала двигались на юг сушей. Это можно объяснить тем, что русские стремились обойти участки с ненадежным льдом непосредственно к югу от островов и в районе Мехикорма-Пнево. Движение же к Вороньему Камню должно было проходить к северу от о.Городец. По аэрофотосьемке 14 апреля 1957 г. там еще держался лед в то время, как в Больших воротах и к юго-западу от них уже наблюдалась свободная вода. Распределение мест немецких атак также указывает, что дерптцы предпочитали держаться к северу от Городца.

Таким образом, из данных псковских летописей следует:

1. В 15 веке на месте современных островков Лежница и Станок существовал единый остров Озолица.

2. Вороний Камень находился на озере недалеко от устья р.Желча.

3.Пириссар простирался далеко на восток и юго-восток. Его южная часть называлась Желачка.

4.Ледовая обстановка конца марта 1463 г. позволяла русским и немцам передвигаться по озеру к северу от проливов, но движение непосредственно через проливы на юг не практиковалось. Это указывает на сходство ледовой обстановки в начале весны в середине 15 и в середине 20 веков несмотря на отличия в климате и береговой линии.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Пашуто В.Т. Возникновение Литовского государства.-М.,1959. *Стр. 370-371 со ссылкой на LUB I, № 144. [назад к тексту]

2. Новосельцев А.П., Пашуто В.Т., Черепнин Л.П. Пути развития феодализма (Закавказье, Средняя Азия, Русь, Прибалтика). – М., 1972. Стр.307-308. Латинский текст см. там же, стр.306-307. [назад к тексту]

3. Псковские 1-я, 2-я и 3-я летописи под 6967 – 6972 (1459-1464) гг., также Псковская 1-я летопись под 6806 (1369) г., Псковская 3-я летопись под 6914 (1406) г.; Ледовое побоище 1242 г., стр.22-24, 27, 29, 52, 62, 147. [назад к тексту]

 

Сокращения

 

ПСРЛ – Полное собрание русских летописей

НПЛ – Новгородская первая летопись

СПЛ – Софийская первая летопись

LR – Livlandische Reimschronik mit Amerkunges, Namenverzeichnis und Glossar. Heraus. von Leo Meyer.– Paderborn, 1876

LUB – Liv.-, Est.– und Kurlandisches Urkundenbuch. Herausgegeben von Friedrich Georg von Bunge u.a. B. I.-VI, Reval, 1853-1873

SRC – Scriptores rerum Livonicarum. Bd.I, II. Riga und Leipzig, 1853

Публикация:
XLegio © 2002